Немного о лицензиях в ТСКСР (окончание)

В предыдущей части своей заметки я описал современное состояние системы сертификации и лицензирования в нашей традиции. Была ли она постоянна на протяжении всей истории или изменялась от века к веку?

К сожалению, это довольно трудно выяснить. Так как традиция есть частное владение семьи Иидзаса, сложно увидеть частные семейные документы. Их крайне мало в общественном пространстве, и нет пока ни одного научного исследования на эту тему. С другой стороны, Отакэ Рисукэ сэнсэй в нескольких своих книгах упоминал различные исторические документы, так или иначе относящиеся к нашей теме. В частности, он публиковал рекомендательные письма и клятву одного из учеников времен 16-го патриарха традиции Иидзаса Морисигэ. И упоминал, что Иидзаса Морисигэ сэнсэй подготовил большое количество мэнкё. Кроме того, на могиле основателя традиции Иидзаса Иэнао в 1942 году была установлена стела с эпитафией, в которой, в частности, упоминается старший ученик 14-го патриарха Иидзаса Нагатэру по имени Кодзима Нагатанэ, имевший лицензию гокуй кайдэн. Это означает, что по крайней мере в середине 18 века система лицензирования существовала в сегодняшнем виде.

Следует отметить, что лицензии традиции получали не только члены родственных семей, проживавших в регионе Катори. Но также и высокопоставленные воины из других регионов страны. Более того, получившие лицензию гокуй кайдэн открывали свои собственные школы в своих регионах, о чем есть сохранившиеся свитки, например в регионе Сэндай. В книге Эллиса Амдура «Old School» есть упоминания о том, что 15-й патриарх традиции Иидзаса Моритэру выдал лицензию гокуй кайдэн своему ученику Ямаде Наотомэ в середине 19 века. Ямада Наотомэ был главным преподавателем инструктором фехтования в клане Датэ в провинции Хитати. Ямада Наотомэ удостоил лицензии гокуй кайдэн двоюродного брата главы клана Датэ Мунэсигэ, а тот, в свою очередь вручил гокуй кайдэн уже следующему, 16-му главе клана Датэ Кунимунэ. В конце жизни Ямада Наотомэ вручил гокуй кайдэн своему сыну Ямаде Наомунэ. К последнему пришел учиться Нода Синдзан, который уже в 18 лет был приглашен в инструкторы в клан Маэда из провинции Кага (Канадзава). Мы видим, что, во-первых, было довольно много мастеров с самой высшей лицензией в разных регионах, а, во-вторых, они передавали эти лицензии уже самостоятельно. Не будем забывать и о том, что в начале 20 века, когда во главе традиции осталась вдова 18 патриарха Иидзаса Тои, все преподавательские вопросы решал совет из старших учеников, и все они имели лицензию гокуй кайдэн.

Итак, резюмируя, хочу сказать, что роль инструктора или учителя (как кому удобно называть) до 20 века лицензировалась преимущественно получением гокуй кайдэн. У меня нет данных о том, разрешалось ли преподавать с уровнем мэнкё. Кстати, давайте поговорим и о том, как же все же правильно говорить и писать — «мэнкё», «мэнкё кайдэн», «кёси мэнкё» или даже «кёси мэнкё кайдэн».
Но для этого нужно опять сделать экскурс в историю и терминологию. Я умышленно не затрагивал еще несколько видов лицензий, которые существовали ранее и существуют сейчас.

Во-первых, ранее существовала еще одна лицензия, которая называлась инка (印可). У меня нет прямых свидетельств, что данная лицензия существует сейчас, но есть свидетельства, что она существовала раньше, в самом начале передачи традиции. Само получение лицензии называлось со:дэн-но инка (相伝の印可). Так, например, основатель традиции Тэнсинсё: дзигэн рю: Тосэ Осамунэ получил инка либо от второго патриарха нашей традиции Иидзаса Моритика, либо от третьего патриарха Иидзаса Моринобу. Что термин инка, что термин со:дэн в обычных словарях не встречаются. Первое означает «печать» или «разрешающий знак», а второе «полная передача». Оба слова имеют прямое непосредственное отношение к эзотерическому буддизму и означают свидетельство о полной передаче учения от учителя ученику. При этом со:дэн (相伝) в отличие от кайдэн (皆伝) не просто передача учения, а наследственная передача, то есть ученик признается следующим главой. Так, например, в 1958 году Отакэ Рисукэ сэнсэй получил именно сертификат-лицензию гокуй со:дэн от своего учителя Хаяси Ядзаэмон сэнсея и лицензию гокуй кайдэн в виде соответствующего свитка. Также непонятно, являлась ли лицензия инка эквивалентом гокуй со:дэн или нет. Или была эквивалентом мэнкё (на мой взгляд — нет).
Наличие таких терминов из буддийских традиций наглядно показывает, что при создании школы использовались методики обучения и последующей инициации из буддийских школ.

Во-вторых, в 20 веке существовало (во всяком случае по линии Хаяси сэнсэя) также и чуть более дробное деление по сертификатам/лицензиям и правам учеников. Так, например, в брошюре, посвященной празднованию 600 летней годовщины со дня рождения Иидзаса Иэнао в 1987 году на странице 70 есть список учеников додзё Симбукан. Ученики разбиты на четыре группы — кё:си (教士), кё:си (教師), мокуроку (目録) и мондзин (門人).
Так как два ранга учеников имело сходное звучание, я попросил сэнсэя пояснить мне в чем разница. Оказалось, что деление на ранги было следующим. Мондзин — рядовые ученики (буквально, «человек, вошедший в ворота», буддийский термин). Мокуроку — ученики, получившие соответствующий сертификат. Кё:си, записанные как 教師 (это стандартное японское слово «учитель»), — ученики, получившие сертификат мокуроку и имеющие право преподавать в рамках своего умения (более младшим). Кё:си, записанные как 教士 (китайское написание, имеет редкое или специальное использование, означает «учитель» с некоторой религиозной коннотацией), — ученики, получившие лицензию мэнкё и имеющие право преподавать (по определению). Среди 教士 в том году числились такие ученики, как братья Тераути, Донн Дрэгер, Акияма Тэцуо, Ямада Хиронобу. Среди 教師 — Квентин Чамберс, Синодзаки Утаро, Сугавара Тэцутака, среди мокуроку — Филипп Рэлник, а среди мондзин — множество известных сейчас людей, таких как Тэрри Добсон, Мишель Кокэ, Рэлник Нобуко и Рэлник Кэнтаро. Эта система действовала до тех пор, пока иностранные ученики не стали возвращаться по тем или иным причинам на свою родину. А до того все обучались в одном додзё Симбукан.
Таким образом, первоначальное название лицензии было мэнкё кайдэн или сокращенно мэнкё. В других традициях наоборот, сокращали до кайдэн. Сэнсэй также пояснил, что кё:си мэнкё употреблялось именно для различения между просто кё:си и учеником с лицензией мэнкё. Тут следует пояснить, что после получения той или иной лицензии ученик получает не только привилегии, но обязанности. Получение мокуроку переводит ученика в старшую группу, что дает возможность посещать дополнительные тренировки старшей группы, где практикуют старшие разделы и дисциплины. По мере обучения в старшей группе ученику дают право помогать учителю в общей/младшей группе — объяснять негласные или формальные правила и распорядки, подсказывать или исправлять самые грубые технические ошибки. Это позволяет воспитывать уже качества, необходимые для получения мэнкё. Помимо собственно роста технического мастерства у мокуроку должны расти и преподавательские качества. Именно поэтому такие мокуроку выделялись в отдельную категорию, чтобы всем членам школы было видно, какие именно права и обязанности есть у каждого. Одним из ярких примеров таких прав и обязанностей является отказ от комментариев технических действий внутри тренировочного процесса у мокуроку и кё:си и очень осторожные тактичные комментарии от мэнкё. В случае прямых вопросов младших учеников мэнкё обязательно переадресуют их напрямую учителю.

В-третьих, уже к концу 20 века образовалось некоторое количество иностранных учеников, проживающих и тренирующихся в Японии, а также появились запросы на вступление в школу от иностранцев в странах их проживания. По свидетельству ряда старших учеников, после возвращения в США Филипп Рэлник попросил сэнсэя разрешить совместные тренировки иностранных учеников, чтобы не терять навыки. Разрешение было получено. Для координации разрозненных иностранных учеников со временем была создана специальная должность — сидо:ся (指導者), что означает «лидер», «руководитель». Соответственно, каждому сидо:ся выдается специальный сертификат, подтверждающие его право представлять традицию в конкретной стране или регионе. Первоначально это был именно координатор учеников школы, вернувшихся домой. Позже, сидо:ся были переданы полномочия официального представителя традиции в стране пребывания. Еще позже, после получения некоторыми сидо:ся лицензий мэнкё, им было дано право преподавать традицию и в стране пребывания. Хотя первоначально, в правилах додзё Симбукан было жестко прописано, что иностранный ученик по возвращении домой не имеет права преподавать. Тем не менее, в частных беседах со старшими учениками с лицензиями мэнкё я слышал, что полного права быть автономными и полностью автономно преподавать у сидо:ся не появилось. Все сидо:ся должны привозить в Японию учеников, желающих вступить в школу, и быть им поручителями перед сэнсэем. После этого новичок становится членом традиции и поступает в обучение к сэнсэю. Обязанностью сидо:ся является поддержание на родине общего уровня навыков учеников, попадающих в сферу их влияния, а также внешние представительские функции. Большинство сидо:ся предпочитают давать минимальное предварительное обучение до официального вступления новичка. Однако, ряд сидо:ся берут на себя функции сэнсэя и обучают самостоятельно, рекомендуя людей сэнсэю лишь по истечении нескольких лет тренировок в собственной стране. Зачастую используя собственные правила вступления в собственные локальные организации, организуя платное обучение, и даже собственные оригинальные методики преподавания (из-за чего такие ученики уже в Японии постоянно попадают в неловкое положение из-за несоответствия методов обучения, трактовок технических действий и правил поведения). Однако, подчеркивали мои собеседники, с японской точки зрения такое поведение предосудительно, потому что нельзя брать на себя чужие функции, а тем более продолжать их выполнять даже тогда, когда человек поступил в прямое обучение к сэнсэю. В настоящее время институт сидо:ся распространяется и на Японию, существует несколько додзё в разных городах, их лидерами являются старшие ученики с лицензиями мэнкё. Совместные тренировки с ними помогают лучше понять и почувствовать японский образ мысли и традиции, а также субординацию и правила поведения.

Я постарался вкратце описать прошлое и настоящее в иерархии учеников нашей традиции. На самом деле, это лишь некоторая, совсем небольшая часть сложного, но очень интересного мира старых японских традиций. Да, они во многом архаичны, деспотичны, нелогичны для некоторых современных взглядов. Но если мы твердо решили следовать традиции, мы должны в полной мере погрузиться в нее и следовать неукоснительно. Именно поэтому я каждый раз спрашиваю всех – вы действительно готовы принять эти правила и следовать им на протяжении долгих лет? Тогда — добро пожаловать!



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.