Катори синто рю и националисты

Эта заметка была мною опубликована в соцсетях за год до появления здесь. Постепенно переношу некоторые старые заметки.

Тизер.

Был у меня небольшой пост про «кё:хан» (пособие по обучению) как явление в будо 20-30-х годов. Решил копнуть чуть глубже, и тут обнаружились люди с «непростой судьбой».
Цитата: «Я родился в Сёва 6 году (1931). Я взял меч в руки, когда мне было около четырех или пяти лет. Я тренировался с отцом.
Конечно, это были тяжелые и строгие, жестокие тренировки. Меня будили каждое утро, пока было еще темно, а зимой обливали водой. Меч, бо, нагината, кодати, дзюдзюцу, иай, сюрикен, кусари-гама, я прошел обучение всему этому. По этой причине, прежде чем я пошел в начальную школу, я размахивал мечом перед принцем Насимото-но-мия, а после этого провел демонстрацию Катори Синто-рю губернатору префектуры Нара. Когда приехала группа Гитлерюгенда, нацистская съемочная группа подробно записала мою презентацию синто-рю ката и забрала ее с собой.»

А помните, я вам немного рассказал о создании различных обучающих книг по японским единоборствам, которые стали массово появляться в Японии в 20-30-е годы 20-го века? Про «кё:хан» (kyōhan, 教範, Руководство по обучению).

Копнем сегодня немного вглубь на конкретном примере.
Довольно распространенная практика в издании книг, когда они предваряются приветственными или одобряющими вступлениями или рецензиями от каких-либо значимых лиц.
Так, например, упоминаемый уже мною «Тэнсин сёдэн катори синто рю будо кёхан» (1941) предварялся приветствиями сразу нескольких людей.
Цитирую по русскому изданию (немецкое и английское аналогичны):
1. Его превосходительство генерал сухопутных войск Оно Санэнобу.
2. Его превосходительство министр юстиции, Президент Ассоциации по поддержке древних японских боевых искусств Ояма Мацукити.
3. Его превосходительство депутат Дворянской (верхней) палаты, Председатель правления Ассоциации по поддержке древних японских боевых искусств Мацумото Гаку.

Что же это за люди? Вероятно, они были важными в то время.

1. Оно Санэнобу (尾野 実信, реальное чтение — Оно Минобу, а не Санэнобу как в указанных переводах), 1865-1946гг.
Окончил Военную академию и затем Высшее военное училище. Был направлен в маньчжурскую армию в качестве офицера Генерального штаба (отдел разведки), был адъютантом фельдмаршала Ояма. Был членом группы заговорщиков-милитаристов из старших офицеров армии и флота (Когэцукай 湖月会), предпринимавшей шаги по скорейшему началу войны с Россией для изгнания России из Маньчжурии, захвата Кореи и северной части Китая. Во время русско-японской войны — уже начальник штаба. Впоследствии будучи произведен в генералы армии был командиром сначала 10-й, а затем 15-й дивизии, командовал Квантунской армией в 20-е годы, был кандидатом в военные министры в 1924 году, командующим Главной инспекции военной подготовки в армии. В 1939 году был переведен в резерв армии (по возрасту), но оставался военным советником. Был военным атташе в Германии в 1898-1902 и в 1908-1910 годах.

2. Кояма Мацукити (Koyama Matsukichi, 小山 松吉), 1869-1948гг. (*на самом деле его фамилия во всей научной литературе Кояма, потому что иероглиф 小 читается и как «о», и как «ко», а еще как «сё», «са», выбор чтения в имени или фамилии всегда лежит на владельце; когда японец вручает визитку, он всегда четко озвучивает свою фамилию и имя, в литературе в сложных случаях всегда пишут фуриганой. Интересно, что в русском издании и у псевдоисследователя Лестева стоит именно «Ояма», хотя издатели уверяют, что не пользовались немецким и английскими переводами, а сразу переводили с японского).
Получил высшее юридическое образование и с 1924 по 1932 год был генеральным прокурором, а с 1932 по 1934 годы — министром юстиции. После чего был назначен Императором членом Палаты Лордов и работал там до упразднения всей Палаты в 1947 году. Отличался «правыми» взглядами, на должности прокурора занимался подавлением социалистических и левоэкстремистских движений.

3. Мацумото Гаку (Matsumoto Gaku, 松本 学, второе чтение имени — Манабу), 1887-1974гг.
Окончил Высшую школу права и политики Токийского университета в 1911 году, был распределен в Министерство внутренних дел, в специальное внутреннее Бюро по делам синтоистских святилищ и священников (как государственная защита). Был в командировке в Германии в 1925 году. В 1925-26 годах возглавлял это Бюро, с 1926 года был назначен губернатором префектуры Сидзуока. В 1927 году переведен губернатором преф. Кагосима, а в 1929 году назначен губернатором преф. Фукуока. Был членом Конституционно-демократической партии. В 1932 году принял участие в создании крайне правой политической организации Кокуикай (国維会) которая была распущена через два года в связи с тем, что ее лидеры проповедовали идею бокуминкан (牧民官 «пастухи людей» — теневая бюрократическая система управления). В том же году был назначен начальником Бюро по делам полиции в МВД. Боролся с коммунистами и левыми движениями. В 20-х годах увлекся идеями Ясуока Масахиро (安岡正篤) об уникальности японцев и их превосходстве над другими азиатскими народами (социал-дарвинизм), впоследствии все свои усилия посвятил возрождению «японского духа» (нихон сэйсин 日本精神). Явился одним из зачинателей культурного движения возрождения японской нации. В частности, неоднократно обращался к японским кинематографистам с призывом перенимать немецкий опыт кинопропаганды. Тесное общение с ультранационалистами и паназиатами сформировало не только мировоззрение Мацумото, но и характер его практических действий.

И тут мы переходим к самому интересному.
Что же объединяет этих людей? (Ну кроме очевидного — двое родом из Фукуока, третий был там губернатором, но это вам не кооператив «Озеро»).

Мацумото является организатором «Ниппон Бунка Рэммэй» (Nippon Bunka Renmei, 日本文化聯盟) — «Японской культурной ассоциации», специальной организации, пропагандирующей и экспортирующей культуру Японии. Сам Мацумото в своих дневниках описывает НБР как организацию, объединяющую государство и народ (не забываем про «пастырей людей») в единую нацию под руководством Императора, Небесного хозяина (Тэнно 天皇).
Первым пунктом манифеста о создании НБР Мацумото записывает:
«1. Мы заявляем о своем желании развивать «новую японскую культуру» в соответствии с принципом абсолютного единства Родины и Человека.»
Если кто не знает, концепция «единства Родины и Человека» (Ходзин 邦人) является калькой с рассового нацистского лозунга «Blut und Boden» (Кровь и Почва). Львиная доля статей в его журнале Cultural Nippon (публиковавшегося с 1933 по 1941 год исключительно на английском, немецком и французском языках) была посвящена культурным связям Японии и Германии, в том числе переносу части национал-социалистских идей на японскую почву.
На эту тему есть исследования, поинтересуйтесь, ну а мы пойдем дальше.
Да, я забыл упомянуть, что Мацумото Гаку был первым Президентом НБР. А в 1938 году Правление НБР возглавил уже известный нам Кояма Кацукити. Помощниками были вице-министр образования Ито и японский посол в Берлине Того. Членами совета директоров были известные теоретики японского национализма — профессора Фудзисава (теолог, проповедник теории о «Тэнно»), Исикава (социолог, теолог, изучал синтоизм), Огуси (юриспруденция). По некоторым сведениям, генерал Оно также оказывал содействие этом организации.

НБР состояла из множества ассоциированных организаций, посвященных различным видам искусств — чайной церемонии, боевым искусствам, медицине, литературе, исполнительскому искусству и т. д.
Нас интересует организация, зародившаяся в 1929 году, но получившая свой официальный статус в 1935 — «Нихон кобудо синкокай» (日本古武道掁奥會), Ассоциация продвижения старинных боевых искусств Японии.
В ее создании приняли участие уже указанные мною Кояма и Мацумото при поддержке Тояма Мицуру (頭山 満) (о нем ниже). Зайдите на современный сайт этой организации, там прямо указано — первым председателем ее был Кояма, вторым — Мацумото (также председателями в разное время, кстати, были сокэ из семьи Огасавара и текущий сокэ Катори синто рю Иидзаса Ясусада).
Общая вестернизация общества прямо сказалась на боевых искусствах Японии. Сначала (1871) был издан указ о запрете ношения оружия простыми людьми, затем появился указ о свободной прическе, разрешающей самураям стричься по желанию, но при этом сдавать оружие. Через два года появился указ о модернизации армии через призыв, а в 1876 году последовал и общий запрет на ношение оружия бывшими самураями. Масштабные реформы привели старые боевые искусства к полному упадку. В попытке спасти хотя бы какой-то старый опыт уже 1895 году был организовано общество «Дай ниппон бутокукай» (大日本武徳会), Общество воинской добродетели великой Японии, куда вошли ведущие мастера и школы будо. Под эгидой этого общества были созданы различные школы подготовки современных интерпретаций старых видов — дзюдо и кэндо, позже и каратэдо, кюдо и т. д. Однако, собственно старые школы остались в стороне и продолжали исчезать. Поэтому создание НКС было воспринято именно старыми традиционными школами с энтузиазмом. Практически все известные старые школы вошли в организацию и включились в процесс физического и морального воспитания детей и молодежи. Разочарование от результатов наступит несколько позже.
Среди организаторов и активных деятелей НКС исследователи указывают и Сиина Итидзо, и Сугино Ёсио. Так, например, на всех довоенных эмбу (показательных выступлениях) группа Катори синто рю была всегда самой многочисленной, не менее пяти человек.
К 30-м годам влияние американской и английской систем физического воспитания уступают место набирающей силу немецкой школе физкультуры и спорта. Растет взаимный интерес к культуре, системе образования, военным достижения, спорту. И немцы, и сами японцы начинают воспринимать Японию как арийский вариант в Азии. Почитайте Хайнца Коррацу или Альбрехта фон Урах: «Национал-социалистическая Германия лучше всех понимает Японию. Мы и другие страны Оси боремся за те же цели, за которые Япония борется в Восточной Азии, и понимаем причины, заставившие ее действовать. Мы также можем понять движущую силу чудесного возвышения Японии, потому что мы, национал-социалисты, также ставим дух выше материального.».
После подписания Антикомминтерновского пакта в конце 1936 года, контакты между различными организациями Германии и Японии усилились. Так, к примеру, в мае 1938 года группа японских студентов посетила Германию, Италию и Францию, а в августе уже группа молодежи из Гитлерюгенд побывала в Японии с ответным визитом. Среди различных мероприятий, немцам была устроена и демонстрация боевых искусств. На которой свое мастерство показали, в том числе, Сиина Итидзо с Сугино Ёсио, Сугино Сигэо и другими членами его семьи. Немецкая съемочная группа сняла фильм с демонстрируемыми техниками, которые потом были показаны и в Японии, и в Германии. Также есть неподтвержденные пока сведения (из немецких источников), что в весенней поездке в Германию помимо представителей кэндо и дзюдо принимал участие и Сугино Ёсио, который демонстрировал Катори синто рю в присутствии Адольфа Гитлера.

Не нужно думать, что старшие члены школы были какими-то особыми злодеями. Они были частью общей системы образования и воспитания молодежи, целой программы по поднятию японского духа (Ямато-дамасии 大和魂) и продвижения паназиатских идей. И совершенно мирные занятия чайной церемонией или икебаной могли поддерживаться и спонсироваться совсем не мирными организациями. У некоторых организаций вообще практически не было выбора. Например, разрозненные добровольные женские организации к 1940-42 годам были объединены в единую организацию (Дайнихон фудзинкай 大日本婦人会), членство в которой для девушек старше 20 лет было обязательным. Но, с другой стороны, было бы наивно думать, что взрослые люди совершенно не разбирались в том, с кем они поддерживают отношения и от кого принимают помощь. Так, Кано Дзигоро не только был создателем Кодокан дзюдо, но и ездил в Германию для обмена опытом (как член МОК и пропагандист японских видов спорта), ну и также поддерживал тесные контакты с военизированной ультранационалистической и террористической группой «Общество Черного дракона» (кокурю:кай 黒龍会, или «Амурская группа»,  основатель Утида Рёхэй 内田 良平). Членами этой группы были многие старшие ученики Кано.
«Амурская группа» была довольно влиятельной организацией и спонсировала многие организации боевых искусств, например, Симидзу Такадзи (Синто мусо рю). Последнего поддерживала и другая ультранационалистическая организация — старейшее террористическое «Общество черного океана» (гэнъё:ся 玄洋社, основатель Тояма Мицуру, уроженец все той же Фукуоки). Кстати, Тояма и Утида поддерживали тесные контакты с небезызвестным Дэгути Онисабуро (出口 王仁三郎), имевшим значительное влияние на основателя айкидо Уэсибу Морихея. Именно эти две организации организовали в 1925 году поездку Дэгути, Уэсибы и ряда учеников (среди них Мотидзуки Минору и Томики Кэндзи) в Монголию через Маньчжурию. По заявлению некоторых исследователей это была разведывательная миссия в пользу пославших их организаций. В результате они были арестованы китайскими властями и депортированы в Японию. Однако, уже в 1936 году Уэсиба и Томики опять уезжают на материк, в Маньчжурию, в марионеточное государство Маньчжоу-Го. С 1938 года они начинают преподавать в тамошнем университете, а Томики также организует собственный додзё, и преподает офицерам армии и военной полиции. В 1945-м Томики попадает в советский лагерь и возвращается в Японию только в 1948 году. Кстати, Мотидзуки как предприниматель вынашивал планы по помощи Монголии в ирригации и расширении коммуникаций в качестве борьбы с распространением коммунизма. Туда он и отправится в 1938 году на долгих 8 лет, вернувшись в Японию уже после войны. Мотидзуки не был замечен в шпионаже или обучении в Монголии военных, однако, не стоит забывать о примере другого известного будоки Ямагути Гогэна, находившегося в Маньчжурии с 1935 года в качестве офицера разведки и попавшего в советский плен в 1942 году.
Можно перечислять еще десятки известных фамилий японских мастеров будо тех лет, так или иначе вовлеченных в сложную закулисную игру различных ультраправых, националистических и явно фашистских организаций, а также высокопоставленных официальных лиц из военных и дипломатических ведомств.
Все эти истории давно известны, существует множество свидетельств вовлеченности мастеров будо в подготовку не только военных и полиции, но и членов националистических организаций, хотя современные последователи различных школ и пытаются заретушировать биографии своих легендарных мастеров или произносят вечную мантру «Вы не понимаете. Это же другое». Это не другое, подобное происходило в то время по всему миру от Америки и до Японии (и даже имеет наименование «бытовой фашизм» (grassroots fascism)), просто нужно честно смотреть на историю.
У меня, как исследователя, нет вопросов к политическим взглядам 36-летнего Сугино Ёсио, почтительно попросившего старших товарищей написать к его «Руководству» приветственные слова, хотя есть некоторые вопросы к самому руководству как таковому. Но это уже отдельная история, может быть в следующий раз.

При написании этой заметки я использовал работы Стэнли Пранина, Эллиса Амдура, Рауля Санчеса Гарсиа, Сары Панцер, Джэйн Митчелл, Михаэля Рейнхардта и других.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.